Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:14 

boss ass witch
THE VINES

Журнал "The Face", январь 2003 г.


Не похоже чтобы Крейга Николлса взволновало то, как сидящая с ним рядом прибалдевшая 17-илетка стягивает свой вельветовый жакет. В самом деле, он и бровью не ведет, когда она начинает приподнимать майку. Но она-то потратила все свои отпускные и летела больше 800 миль - аж из самой Швейцарии - сюда в Ноттингем (Англия) только чтобы добраться до своего еле держащегося на ногах рок-героя. И по глазам видно, что сходить с финишной прямой она не собирается. Так что, собравшись с духом, она задирает свою кремово-красную маячку и под ней, слева от проколотого пупка, тату. Имя Крейга. Вытравленное ядовито-зелеными чернилами неопределимого производителя. "Гляди!"- сияет она, довольная собой, -"Помнишь, в Европе ты расписался на моем животе? Вот теперь я сделала здесь тату." Крейг моргает и настороженно поднимает глаза. Скаля желтые от курева резцы и демонстрируя прикушенную губу, он выдавливает из себя некое подобие улыбки ."Ага, ммм, здорово". Появляется тур-менеджер Vines и просит предъявить проходки. Девушка вежливо выставлена в коридор.

Сейчас 8.30 вечера, среда, октябрь, железную крышу Rock City больше четырех часов обстреливали дождевые капли размером с грецкий орех. Внутри, ожидая вызова на сцену ссутулился Крейг, лица не видно за беспорядком взъерошенных темно-русых волос. Глаза покрасневшие и опухшие от недосыпа, руки одутловатые от утомленного покуривания нескончаемых сигарет, он нервничает и ему скучно. Он вращает глазами, голова расслабленно качается взад-вперед на бледном измученном 3хнедельным туром теле.

В это время в коридоре творится настоящий бардак. Libertines - английская дань новой рок революции - ангельские лица, всклокоченные волосы, заляпанные пивом байкерские куртки, все, как и должно быть - свалились со сцены прямо в набитый битком райдер. Для вокалистов Пита Догерти и Карла Бара бардак подразумевает водку, разбавленную бааальшим количеством пива с лимонадом. А для партера набитого полуобморочными малолетками? Попарное уединение в туалетах. Пивные бутылки откупорены, косяки раскурены, и воздух вскоре превращается в гремучую смесь гормонов и дури. Рок-н-ролл, только погромче!

И посреди этого всего, Крейг еще глубже вжимается в диван. В то время, как группи увиваются вокруг, приглаживают его волосы, просят поставить автограф на только что купленные левые плакаты, он просто сидит и шаркает своими иссиня-черными Etnies, присматриваясь к тлеющим на полу окуркам. Он до сих пор не начал еще суетиться, выходить из себя - как недавно в Штатах, перед эфиром у Дэвида Леттермана, - или истерично крошить себе в волосы печенье. Он вежлив, покладист и молчалив. Он потягивает Red Bull, держит свои мысли при себе и ждет, когда можно будет пробурить своим черным Stratocasterом барабанную установку на радость 2хтысячной - или сколько там вмещает это зал - толпе. Крейг решает, что проголодался. Он меняется на глазах и бормочет что-то тур менеджеру Марку насчет бургера. Поглядим, что тут, в этой свалке… Так, 2 порции лучших в Ноттингеме чипсов с рыбой и кислым соусом. Много соли. Майонеза порядочно. На какие-то минуты туман в небесно-голубых глазах Крейга рассеивается. Он моментально уминает все это добро, тяжело дыша и рискуя поперхнуться жирной подливкой - можно подумать, в последний раз ест. Не проходит и 2хминут,как смятый пакет летит в ведро, и Крейг уже утирает рукавом капли с подбородка. Но что-то новое привлекло его внимание.

Из бум-бокса (рядом со стабильно опустошаемым холодильником) скрипит нервирующее вступление "Dead Leaves and the Dirty Ground" White Stripes. Крейг навострил уши и начал похлопывать ладонью по исписанным шариковой ручкой джинсам. Он прикрывает глаза и медленно запрокидывает голову, так что отросшая грива шаркает сзади по серой футболке. Он, похоже, напрягся. Вроде как 6иструнный штурм, устроенный Джеком Уайтом, вырвавшись из динамика, бьется об стол, об пол - и в самые вены Крейга. За весь день он не был оживленнее, чем сейчас.

Крейг, однозначно, отключился. Когда в первый раз наблюдаешь, как он начинает слушать сигналы из космоса, как-то неловко становится. "Я люблю Тhe White Stripes. Они такие творческие," - прямодушно заявляет он. "Творческий", а также "исполнитель" и "серьезно" - любимые и самые часто используемые Крейгом слова. Но он искренне восхищается. Видимо он настолько "включается" в музыку, что связь со всей остальной планетой приходится отключать.

Ничего удивительного тогда в том, что любимое место Крейга - у него в голове. "У меня никогда не было собственной машины, а многие мои друзья жили на другом конце города. Я очень много катался на скейте перед домом, и это занятие делало меня почти счастливым. Потом музыка меня захватила полностью. Как другой мир. Просто ставишь песню и уносишься в Никуда в своей голове."

Крейгово Нигде проявилось еще в его запущенной комнатке, в зеленом Сиднейском пригороде. Подростком он часами пялился в окно, раздумывал о гитарах, выводил шариковой ручкой названия групп на руке и грезил о том, как станет рок-звездой. Не обязательно такой снисходительной рок-звездой, не глядя расписывающейся на брюшках поклонниц, но уж звездой, раскрывшей свой творческий потенциал - наверняка. Вроде Джека Уайта. Или, если присмотреться к его пластинкам того времени, вроде Курта Кобейна, Стива Малкмуса, Эдди Веддера или Джона Леннона.

В школе эта страсть Крейга к музыке и его второй любви - искусству - нашла поддержку (хотя, зная, что родители Крейга по своему усмотрению вызывали полицию, можно предположить, что он был далеко не примерным учеником)."Я всегда знал, что могу рисовать и в колледже уже стал делать это красками", - объясняет он перед тем, как бессвязно начать рассказывать о нарисованной им обложке альбома The Vines. "Но музыкант я в своем классе был посредственный. Даже на гитаре не так уж хорош. Но я мог петь. Я чувствовал, что петь могу лучше чем кто угодно. Хотя, чтобы играть на гитаре и петь одновременно - такого я даже представить не мог." Крейг бросил школу перед 10 классом. И после короткой и не плодотворной пробуксовки в художественном колледже, обнаружил на себе малиново-красный макдональдсовский передничек. "Я довольно долго соскребал кунжутные зернышки с бургеров и выуживал корнишоны из детских Happy Meal. Я занимался этим исключительно ради денег. Я не получал всяких там "золотых звезд", "работников месяца" или еще чего-нибудь такого." Позже он признается: "Я думаю тогда, наверное, был мой черед вкалывать. Я рад, что сейчас это все закончилось."

Под этими золочеными сводами Крейг впервые встретил Патрика Мэттьюза - широкоскулого философствующего басиста группы. Патрик учился в медицинском колледже - врачебную карьеру он и сейчас придерживает на крайний случай, угрожая в шутку, что вот сейчас бросит это все, и будет "хоть неделю ходить каждый день в одно и то же место". Скоро два ленивых картофелечиста разговорились об общих интересах - группах типа Pavement, Pearl Jam, Nirvana, The Beatles, Velvet Undergroud. И много времени им не понадобилось, чтобы начать встречаться после работы, и устраивать дурдом в родительских гостиных. "Мой отец научил меня 12итактному блюзу, первой вещи, которую я вообще научился играть на гитаре", - объясняет Крейг. "И потом показал основные аккорды... Да...он, наверное, повлиял на меня вначале. Но вообще-то я сам научился."

На самом деле, Крейг название своей собственной группы спер у команды отца - The Vynes, рокабилли-группы, которая в добавок еще и играла каверы Элвиса. "Я взял это имя только потому, что оно было на слуху", настаивает Крейг. "Это не было какой-то особой данью уважения и отсылкой к группе моего отца. Он разрешил мне им пользоваться, потому что я воспринимал музыку серьезнее, чем он. Так вообще, скорее, от лености получилось. Так вышло потому, что так, типа, вышло, и все."
Здесь в Ноттингеме, за 10 минут до концерта, Крейг - настоящий комок нервов, его слегка лихорадит, он не отрывается от своего зеленого пластикового кальяна с маркировкой CHills на боку. Начинает казаться, что он с большим удовольствием снова валялся бы у себя в спальне и рассматривал потолок. Со своими пластинками, своими мечтами и свой собственной незамороченной планетой в голове. Когда все вокруг проводят время как никогда в жизни, Крейг, похоже, предпочел бы оказаться где-нибудь в другом месте, но уж никак не на сцене. "Может показаться, что у нас тут ночи напролет одна сплошная вечеринка. И мне действительно иногда нравится тусоваться вместе со всеми. Но туры мне даются нелегко. Мне действительно по-настоящему тяжело ездить в туры. Когда пишешь и записываешь песни, больше умственно утомляешься. А туры и такие длительные разъезды выматывают физически.

"Да уж, похоже на то. Когда Крейг выступает, он(буквально!)кидается в музыку. И в барабанную установку Хэмиша Россера. Его бледное тело в синяках и шишках от последних сценических баталий с тарелками, барабанами и микрофонными стойками. У него над правым глазом ссадина в форме Африки - врезался в микрофон в Манчестере позавчера ночью. Но он сам этого хотел. Он хотел быть Куртом Кобейном и Майклом Хатченсом. Хотел быть рок-звездой. Хотел убежать от действительности, скажешь, нет? "Я хотел возможности самовыражаться, которую получаешь, когда становишься рок-звездой. Я имею ввиду, лучше, чтобы я кричал и вопил там на сцене, чем на улице кому-нибудь в лицо, так?" - бормочет он с австралийским акцентом, который уже сглаживается от слишком долгого пребывания в Лос-Анджелесе. "Я часто теряюсь там. Половину времени я вообще не представляю себе, где нахожусь. Мне нравится, что так происходит. Хотя это может начать утомлять, когда люди теперь ждут этого от меня." Стук в дверь. Входит парень с черной повязкой на голове. "Готов зажигать? Погнали!" На сцене зажигают прожекторы. Тысяча голосов взрывают темноту, и по ней проходит рябь, словно по разлитой нефти. Слева от сцены, за стеной черных усилителей Marshall и за спутанными проводами огонек сигареты нервно дрожит в запачканных Крейговых пальцах.

3 года назад парень по имени Энди Келли, из менеджмент-компании Winterman&Goldstein намертво застрял в пробке в Сиднее. Умирая со скуки, он настроился на одну из многочисленных независимых городских радиостанций. То, что он там услышал, было режущей ухо гараж-группой, чей вокалист практически всю песню сипел и визжал в микрофон так, что лопались барабанные перепонки. Они называли себя The Vines. "Я такой: "Уаау! The Vines? Кто это? Я о них никогда не слышал, что странно, я думал, что знаю все начинающие рок-группы в округе Сиднея. Я знал, у кого концерт, чей барабанщик сидит на героине, а кто вот-вот разбежится. Но я никогда не слышал о The Vines."

Не успел 3хминутный марафон The Vines закончится, как Энди уже вжал педаль газа и с пеной у рта убеждал своего компаньона выйти на контакт с группой. Следующие 2 недели он провел в офисе, дергая за ниточки местных связей. Казалось, никто тоже не слышал о The Vines. С завидным упорством Энди все-таки нашел домашний адрес Крейга Николлса и отправил ему записку, в которой спрашивал, есть ли у них еще песни. Неделю спустя он получил ответ. The Vines играли концерт. Так что вместе с еще 20 или около того людьми, которым просто было нечем убить вечер, Энди пошел поверить не подвел ли его инстинкт. Посреди концерта он уже спрашивал своего партнера: "Слушай, ты видишь то же что и я?" "Мы просто не могли поверить, что у этого человека, одного могло быть столько харизмы. Крейг был самым впечатляюще-обильным человеком, какого я когда-либо видел. Мы встретились после шоу и попросили прислать еще музыки. Крейг прислал. А потом еще. И еще. "Каждую неделю мы получали где-то 5 новых песен, записанных на паршивеньком маленьком кассетнике. Казалось, Крейг не может остановиться. Мы купили им 8идорожечник и начали собирать демоСD для рассылки в рекорд-компании и все такое прочее. Обычно выбираешь 5-6 песен, а тут мы закончили с 21. На диске не было ни одного слабого трека."

В начале 2000 один из этих CD оказался на загроможденном столе Роба Шнапфа, продюсера из Лос-Анджелеса, приложившего руку, из последнего, к Mellow Gold Бека и дебютнику Foo Fighters. И его пробило не на шутку. Скоро он запилил все попавшие к нему демо и терроризировал менеджмент The Vines, требуя еще. В одном из его emailов вообще просто повторялось название группы: "THE VINES THE VINES THE VINES THE VINES..."

"Не было в этом ничего напоминающего Nirvana", - говорит Шнапф из своего дома в Лос-Анджелесе. "Что я действительно услышал, так это необузданную рисовку как у ранних Kinks и в добавок еще и мелодии Beatles. Единственное, что мне тогда присылали, это всяческое ню-металлическое дерьмо. Всякая хрень вроде Limp Buiscit и Korn, а я с таким не якшаюсь. Хорошие песни и этот первобытный драйв - вот такая музыка мне нравится". Уже летом 2001 Крейг и Vines летят к Шнапфу, чтобы начать работу в студии. Студия была предварительно снята на 6 недель. Запись они завершили через 6 месяцев... "Возникла куча проблем. Даже внутри группы. Их барабанщик, Дэвид Олифф, не был доволен тем, как звучат его барабаны в записи, и ему не нравилось проводить столько времени вдали от Австралии. Так что он ушел. К тому же я ни разу не говорил с Крейгом до того как он приехал записываться. Так что потребовалось немного времени, чтобы найти общий язык. И ему понадобилось время, чтобы удостовериться, что я на его стороне.

"У него была такая охранительная позиция", - говорит Шнапф. "Мне пришлось постараться, чтобы показать ему, что я был там для того чтобы дело делать, что его музыка важна для меня не меньше чем для него самого. Он абсолютно одержим музыкой. Много говорят о том, как он растворяется в музыке на сцене. Это не игра. Это на самом деле так. Студийные сессии были невменяемыми. Я, сидя за пультом через стекло наблюдал, как он иногда просто сходил с ума. Я имею в виду, на полную. Бился об стены. Когда он записывал вокал, мы уже были готовы стены подушками обить, лишь бы с микрофоном ничего не случилось. Я только сидел и думал: "Ну ни хрена себе!" Он был на взводе."

Где-то на 3ей неделе записи в Sunset SoundFacory, Энди Слейтер, президент Capitol Records, столкнулся с Крейгом в узком коридоре. Он был так заинтригован, что пообещал себе сегодня же подслушать, как записываются Vines. "Я сидел в студии, вошел этот парень, и все это сразу заметили," - рассказывает он LA Times ."Он не смотрел ни на что конкретно, просто слонялся по студии, типа, рассматривая воздух. Иногда артисты проваливаются в какое-то параллельное измерение и поэтому могут связно выражать вещи, которые мы хотели бы сказать, но иногда не можем. Он как раз на такого был похож."

Несколько месяцев спустя Слейтер подписал их на Capitol. Вместе с Энди Келли и менеджментом Vines Capitol решили показать группу Британии... К концу года они уже были "лучшей группой со времен Nirvana".

Слухи о Крейге Николлсе, отправленные в утиль. НУ, по крайней мере мы старались:

Что за тобой нужен круглосуточный контроль, чтобы ты не убил себя

"Ну, наверное, я думал и о подобных вещах тоже. Иногда я не владею собой и вешаю нос. То есть, я не буду притворяться, что постоянно счастлив, но в то же время было бы враньем говорить, что я все время несчастен. Стоять на сцене, играть мою музыку - это делает меня счастливым. Сон и телевизор делают меня счастливым. Смотреть на все непредвзято и не позволять своим мыслям сдерживать тебя. Обращать внимание на то что тебя окружает. Мне нравится, что люди считают меня странноватым. Я не хочу начинать день в 9 и ложится спать в 5. Множество вещей привносят ясность. Ясность в хаосе, наверное. Я счастлив если не чувствую себя плохо. Я счастлив, когда катаюсь на скейте. У меня будет немного свободного времени, так что было бы здорово побольше этим заниматься. Это немного похоже на игру в группе. То есть можно делать необычные трюки или просто скользить вдоль по улице."

Что у тебя что-то было с Келли Осборн

"Ммм.. Не знаю. Нет вообще-то. Не могу ничего об этом сказать. Странно как-то говорить об этом. Я встречал Келли, мы потусовались немного вместе. Но мы просто друзья, что-то вроде этого. То есть, я думаю, что она хороший человек. Может для нее все немного по другому. Я просто думаю, что она, типа, милая. Так что нет !Абсолютно точно ничего не было."

Что ты подсел на траву

"Это просто помогает мне думать и расслабиться. Мне нужно успокоиться иногда - я знаю, я могу быть немного незрелым. Если я чересчур напрягаюсь, то это помогает. Я начал еще подростком. И просто втянулся из-за друзей или еще чего .Но я конечно никогда не курил в затяжку. И я не могу быть привлечен ни за какую незаконную деятельность. Я этого не делал!"

Что ты подсел на какое-нибудь рецептурное лекарство

"Я хотел было попринимать Валиум. Но я просто понятия не имел, что за хрень я несу. Хотя мне и нужно что-нибудь посильнее, чтобы успокоиться и привести мысли в порядок. Я сейчас ничего не принимаю, но определенно подыскиваю что-нибудь. Лекарство по рецепту то есть. Не привыкать."

Что ты сделал Highly Evolved 95-исекундным потому что за это время в Макдональдсе успеваешь приготовить бургер

"Неет! Навряд ли я это сделал. Я уж забыл, как быстро можно приготовить бургер. Я имею ввиду, все, похоже, так заморачиваются из-за меня и фаст-фуда. То есть мне конечно нравится фаст-фуд, не поймите меня неправильно. Но ем я только из-за того что я в туре все время - это быстро. И я не умею готовить, чтобы спасти свою жизнь. Честно."

Что тебе неприятно, когда люди считают, что ты немного не в себе

"Достаточно неприятно. Да, наверное... Меня вообще-то мало заботит, что люди говорят обо мне. Я рад, что я со странностями, потому что я предпочитаю немного отличаться от остальных. У меня были проблемы с авторитетностью, людьми, которые указывали мне, что делать. Как, в общем, и большинство молодых людей, пытающихся разобраться в том, что их окружает. У мня нет проблем с авторитетностью - думаю, это у нее бывают со мной проблемы. То есть, я не знаю...может потому, что люди считают, что я постоянно укуренный и поэтому выделываюсь. То есть ко мне всегда подходят люди и спрашивают, принимаю ли я наркотики, а я вообще-то не принимаю. И некоторые считают, что я себя веду чересчур эгоистично, но я вовсе не думаю, чтобы дело было в этом. Я полагаю, люди могут так думать, если им завидно или еще чего, а я вроде как фронтмен. Но я воспринимаю себя все-таки скорее как студийного артиста, чем как этакую взбалмошную рок-звезду."

"I AM FOR REEEEEEEEAAALLL!" - пьяным кошачьим воплем извергается из умасленного рыбой живота Крейга во время кавера MS Jackson OutKast - второго по длительности трека в их сегодняшнем хаотическом и пропитанном потом концерте. Зал забит пирсингованными рокерами, стоящими плечом к плечу с тощими девчонками-бунтарками и парнями лет за 20 - фэнами Nirvana. Все - кроме вышибал-тяжеловесов, с трудом выносящих толкотню невротичного вида ребят в черных трофейных балахонах с Ozzfest'а - все стоят в оцепенении. Крейг отсутствует полностью. Купите альбом The Vines, и вы получите лишь бледный отзвук того анархического перформанса, какой устраивает брызжущий слюной чертенок-Крейг Николлс на сцене. Глаза зажмурены, рот открыт, едва не проглатывая свой микрофон он реагирует на толпу редким несвязным бормотанием и по необходимости уворачиваясь от, с диким энтузиазмом запущенных ему в голову, бутылок с водой.

Джекил-и-Хайдовский Polarphonic (полярно-фонический) rock от Vines- соединение стены гитарного шума и расслабленных, буколических мелодий - по этому рецепту приготовлен их невероятный успех, с альбомом на вершинах чартов продаж и машущими ручками фэнами везде, куда бы они ни приехали. Ну, или почти везде. В отличии от ситуации в Штатах (некоторые скептики объясняют их успех там тем, что диск поступил в продажу по сниженной цене 6$), в родной Австралии их начинают признавать только сейчас. Но именно то, что они из Австралии, а если уж быть совсем точным, то, что они НЕ из Нью-Йорка как раз и подогревало всю эту непомерную болтовню о Vines весь прошлый год. После того как Rolling Stone отдал под них главную обложку сентябрьского номера, когда журнал снова начал выходить после перерыва, все только и говорили о том, что Vines - первая австралийская группа, появившаяся на обложке американского журнала за последние 20 лет.

Факт, что с тех пор как The Strokes открыли шлюзы молодыми широкоскулым нью-йоркским гараж-группам в неопрятных розовых галстучках, рок-сцена перестала испытывать недостаток в красивых мальчиках. Пять симпатичных беспризорников устраивающих поп-рок дурдом в подвале где-нибудь за Мэдисон Авеню - как бы хорошо они не звучали - сегодня уже не настолько интересны. Британские группы прокляты уже тем, что на них и так постоянно натыкаешься. Судя по всему, пятеро прыщавых английских парней покуривающих травку и записывающих песни с укуренно-прозрачным звучанием в однокомнатной коморке просто не так шикарны, как группа с другой стороны света, делающая абсолютно то же самое. В конце концов, самовлюбленная шведская пятерка, в смысле, The Hives, сейчас там где она сейчас, не из-за своих песен. У них смешные акценты и еще более смешные костюмы. Выгода Vines от австралийского происхождения растет, как на графике, где изображен бумеранг. А против правды не попрешь: иностранное - значит интересное. Рок-революции конец. Да здравствуют The Vines.

40 минут, 2 Коки, Red Bull, 3 сигареты и 2 косяка спустя начинается разнос. То, за чем пришла толпа. Сипя и визжа последний трек Amnesia - дурманящую мелодичную симфонию, которую должны записать для 2го альбома в январе - Крейг начинает свое замедленное продуманное малодушное отступление со сцены. Хэмиш, Патрик и гитарист Райан Гриффитс наученные опытом, уже знают, где лучше встать. Хромированный микрофон летит басовый барабан первым. Следом Stratokaster убивает hi-hat.

Прямо перед тем, как во все это вламывается Крейг. Нефтяная пленка бушует и пузырится. Патрик изображает кривую улыбку. И Тони тоже улыбается. Гитарный техник Vines - голова размером с дыню и camo trousers - все это видел столько раз, что и не сосчитаешь. Рядом с его старенькими отвертками, струнами и пушистым коалой с собачьими ушами - вместительный синий пластиковый ящик - захоронение, полное под завязку ломаных дек, отломанных грифов, звуконимателей и bridges. В дороге, поддерживая силы холодным кофе и сосискам из придорожных закусочных, Тони пытается собрать вместе кости почивших гитар. "Он уделывает в среднем одну за ночь", - приговаривает он саркастически, настраивая одну из реабилитированных. У Vines в этом году было уже 60 концертов. Считайте сами.

Один виски и coke mixer sunk, и остальную выпивку уже несут Крейгу. The Social Bar, за центральной площадью Ноттингема - где трущобный Woolworths сливается с копеечными магазинчиками Poundstretcher, бурлит от наплыва гуляк посреди недели. В основном студентов. Им хватает меньше 5 минут, чтобы распознать Крейга. В дальнем углу длинноволосая компания уже порядочно поднабравшихся парней тычут в него пальцами и оживленно болтают. Не долго думая, один из них собирает волю в кулак, прочищает горло и несет изжеванную ручку и подставку из-под кружки.

Но Крейг уже дал деру, край его коричневого вельветовой куртки исчезает за дверью в бодрящем полуночном воздухе. Но и на улице нет покоя. Съежившись под наружной вывеской, Крейг складывает руки на груди и пинает какую-то скомканную бумажку. "Это он! Да точно он! Смотрите!" Компания подогретых подростков выманивает остальную пьяную шайку из шашлычной поблизости. Через минуту Крейг окружен сжимающей пакетики с чипсами, кепки Burberry и мобилы возбужденной толпой - пьяной от Bacardi и наклевывающейся звездной историей для одноклассников. "У меня от этого голова кругом идет" - Крейг погружается в себя. "Потанцуй! Потанцуй!" Один парень хочет, чтобы ему подписали его Reebok Classics. Крейг вытаскивает и заднего кармана фломастер и царапает свое имя на его кроссовке. Отворачиваясь, он плотно запахивает свою куртку и быстро нюхает черный маркер и не закрывая запихивает обратно в карман. Он выходит из-под фонаря, идет по мощеной мостовой и исчезает в тени. Неудовлетворенные запросы фанатов разлетаются как опавшие листья. Глаза полуприкрыты. Руки в карманах. Отчаянно пытается настроиться на звуки в своей голове.

перевод TheSpeedups

@темы: статьи

Комментарии
2009-06-20 в 12:52 

да... оно местам вдалбывает. в корень.

надо же, как у нас схоже с автором статьи представлениео нем сложилось Оо

2009-06-20 в 12:54 

boss ass witch
Вот бля да

2009-06-20 в 17:34 

"Если барабанщику надеть на голову аквариум для рыбок, это добавит отраженных частот в районе 5 kHz"
черт.
как-то.. бля, попали.
почему-то думается, что я не хотела бы быть крейгом. не в тему... но жить так - слишком.

2009-06-20 в 17:50 

boss ass witch
Сейчас ему уже значительно лучше
Это даже по инью видно и выступлениям

2009-06-20 в 18:40 

"Если барабанщику надеть на голову аквариум для рыбок, это добавит отраженных частот в районе 5 kHz"
джулс. просто... ему не станет совсем хорошо. или он не сможет заниматься музыкой.. ну, вот так. просто потому, что ему плохо от этого.

2009-06-20 в 18:48 

rijii__ej разве ему... ну, именно от музыки не хорошо? то есть... разве это не то, чем он живет?

   

London is a fish, chips, crappy food & Mary-fucking-Poppins

главная